Запись на прием: +7495 786 18 86

Актуализация паттерна Любви - возможность психотерапии при шизофрении

Вопрос о возможностях психологической терапии шизофрении, пожалуй, современен самому выделению шизофрении в качестве самостоятельного заболевания.  За более чем столетие осмысления этого заболевания, высказывались полярные точки зрения: от абсолютного противопоказания психотерапии при диагностике эндогенного процесса до антипсихиатрических взглядов на шизофрению, рассматривающих ее как «альтернативный способ существования» и методов интеграции пациентов в общество, что само по себе, является одной из разновидностей психотерапевтического воздействия.

психотерапия шизофрении

К настоящему времени существует множество интерпретаций и аналитических характеристик шизофренического процесса, вплоть до аргументированного отрицания самого процесса «Схизиса» как патогномоничного для шизофрении (проф. В. Ю. Воробьев - частная беседа), однако «стержневое» расстройство шизофрении – аутистический вектор – остается общепризнанным.

Подходя к феномену шизофрении признанным в богословии апофатическим методом, то есть принимая в рассмотрение то, чем она НЕ является, мы увидим, что нет больного шизофренией, проникнутого искренней заботой об окружающих, ставящего впереди себя других, признающего приоритетными заботы других людей перед своими.

Итак, «аутистическим вектором» шизофрении мы можем полагать нарастающее проявление доминирования страданий «Я» над объективным окружающим миром, своеобразный «дальтонизм» в восприятии несовершенства реальности перед выраженной болезнью собственного бытия, отрицанием значимости интенсивности «боли других сравнительно с болью себя».
В мире само - осознавания шизофренического пациента, 90% значимости представляют из себя проблемы недостижимого собственного благополучия. Для психотических форм характерно помещение себя в центр иллюзорного позиционирования, для неврозо-подобных разновидностей протекания процесса - доминирование собственных невыносимых проблем относительно неблагополучия «других», тех, кто выходит за рамки аутистического «Я».

Исходя из вышеизложенного, мы предполагаем единственную психотерапевтическую концепцию дезактуализации шизофренической симптоматики – рекомендацию перенаправления субъективной энергетики пограничных шизофренических пациентов от «эго фиксации» на познание существования другой, а в частности, подобной, личности, равноценного партнера во Вселенной.

Переходим к практике. Один из наших пациентов с верифицированным в НЦПЗ диагнозом: «Шизотипическое расстройство, синдром моральной ипохондрии Falret» обыкновенно начинал психотерапевтическую встречу однотипно: «Ну что, доктор, Вам очевиднее сегодня, насколько выросла выраженность моего дефекта? И сам я чувствую, что глупею, наверное пора готовиться в интернат?» Говорит он это без малейшей иронии, меж тем работая высокооплачиваемым IT специалистом.

Учитывая его симптоматику обсессивного самоанализа, ему было предложено краткосрочное обучение основам консультативной психологии, по окончании которого, ему предписывалось проводить встречи с клиентами, собирая подробные анамнезы и эмпатично выслушивая жалобы.

При этом клиенты для него особо подбирались специалистом по ведущему признаку: в структуре их патологических состояний усматривалось то, что в какой-то степени было созвучно актуальной симптоматике нашего клиента.

Данная практика существенно снизила выраженность явлений навязчивой ипохондрии у клиента. Теперь, во время психотерапевтических встреч он более времени посвящал обсуждению других, а не себя. У него актуализировались чувства жалости, сочувствия, сострадания к тем людям, кого он участливо расспрашивал. Вместе с терапевтом он увлеченно продумывал стратегии помощи для облегчения их состояния. Эти методики включали в себя более глубокие расспросы о прошлом и элементы более успешной адаптации их в жизни с повышением ее уровня. Таким образом, речь идет о возникновении феномена «терапевтической любви», который снижает интенсивность мучительного навязчивого самоанализа.

В предлагаемой методике нет ничего революционно нового. Напротив, это апелляция к традиционной духовности, ведь гласит древнее монашеское присловье – «Кто видел брата своего – то видел Бога своего». Противодействовать возвеличиванию себя в собственном восприятии – есть важнейшее аскетическое делание. Переносить центр своего существования на другого – по сути и есть любовь.

Предлагаемая стратегия – со вниманием выслушивать других – широко применяется и в доказавших свою эффективность терапевтических движениях типа Анонимных алкоголиков и прочих.

И в заключение, пример, не из собственной практики, а из собственного прошлого. Первые годы после ординатуры мне довелось работать в санаторном отделении психиатрического стационара.  В переполненном истеро-депрессивными дамами работалось легко и приятно под томными взглядами пациенток, всегда чуть влюбленными в стройного юношу врача. Однако через пару лет я был переведен в мужское отделение, контингент которого тогда составляли преимущественно пожилые тревожные ипохондрики. Я поймал себя на том, что мне просто неинтересно и, более того, нарастало раздражение при взаимодействии с пациентами, что всерьез расстроило меня, молодого психиатра. И тогда я положил себе за правило: чем более мне скучно общение с унылым пациентом, тем более времени в беседе я с ним буду проводить, не прекращая терапевтическое взаимодействие, пока во мне не появится к нему реального позитивного неравнодушия. И чудо происходило автоматически – чем более я вслушивался в изгибы человеческой судьбы, тем более небезразличной становилась для меня дальнейшая участь пациента.

По-видимому, это закон, может быть основательно подзабытый сейчас, но опытно известный в древности – на зря в Библии, понятия «познать» и «полюбить» передаются одним глаголом.  
Опубликовано 18 апреля 2022

 

Отзывы
Цены
Консультация клинического психиатра, психотерапевта Белорусова С. А.
7000 ₽
Консультация клинического психиатра, психотерапевта Белорусова С. А. повторная
5000 ₽
arrow_upward